Альберт Эйнштейн

Альберт Эйнштейн: материя — лишь иная форма проявления энергии и наоборот. Тридцатистраничная статья Альберта Эйнштейна (1879 — 1955), опубликованная В 1908 году в «Физических анналах», выбила из-под ног науки две самые фундаментальные опоры, а именно: представление об абсолютном времени и представление об абсолютном пространстве.

Эйнштейн работал в патентном бюро в Берне, где выдавал патентные сертификаты, когда ему пришла в голову мысль о  том, что классическое представление о времени и пространстве не выдерживает критики. Одному другу он рассказывал, что эта идея осенила его как-то утром, как только он проснулся, а затем от самого появления концепции специальной теории относительности до публикации статьи прошло 5-6 недель.

энщтейн

По Эйнштейну, каждая система имеет свое «собственное время», которое отлично от движущейся относительно этой системы другой системы.

Исаак Ньютон — отец классической механики, рассматривал пространство и время как неизменные константы, и это представление с XVII века доминировало в мировой науке. «Время течет само по себе и имеет такую природу, что ничто не может изменить его», а «…абсолютное пространство по своей природе не имеет никакого отношения к внешней среде и всегда остается одинаковым и неподвижным».

По Эйнштейну, каждая система имеет свое «собственное время», которое отлично от движущейся относительно этой системы другой системы. Эйнштейн показал несостоятельность представления, что время одинаково относительно любой системы, с какой бы оно ни соотносилось. Несостоятельным оказалось, например, утверждение, что событие А на Земле происходит в то же время, что и событие Б на Луне. По Эйнштейну, каждая система имеет свое «собственное время», которое отлично от движущейся относительно этой системы другой системы. Да и пространство, по Эйнштейну, можно определить лишь относительно другого пространства, а не только независимо от всего остального, как представлялось Ньютону.

Эйнштейн я развивался так медленно, что начал задумываться над временем и пространством, когда был уже взрослым. Макс Планк в 1909 году оценивал теорию относительности как новое учение пространства-времени, которое предъявляет самые высокие требования к способности к отвлеченному мышлению и к способности физика фантазировать. В письме к Джеймсу Франку Эйнштейн описывает, как он пришел к идее, опрокинувшей многовековые догмы: «Когда я спрашиваю себя, как получилось, что именно я изобрел теорию относительности, то причину этому я вижу в следующем: нормальный взрослый человек никогда не задумывается над проблемой времени и пространства. Все, что надо знать по этому поводу, полагает он, было сообщено ему уже в раннем возрасте. Я, напротив, развивался так медленно, что начал задумываться над временем и пространством, когда был уже взрослым. Естественно, что к этому времени я более глубоко окунулся в эту проблему, нежели обычный ребенок».

В 1939 году Эйнштейн еще раз повлиял на ход мировой истории, правда, теперь уже с трагическими последствиями, о которых он не переставал глубоко сожалеть. Он написал письмо американскому президенту Рузвельту, в котором подчеркивал необходимость «провести крупномасштабные эксперименты по выявлению возможности создать атомную бомбу», потому что он предполагал, что «немцы, возможно, тоже работают над этой же проблемой и имеют шансы на успех».

Рузвельт начал гонку за приоритет, которая оказалась марафоном с только одним участником — Соединенными Штатами. Трагический финиш этого марафона состоялся в августе 1945 года, спустя три месяца после окончания войны с Германией, — бомбардировка Хиросимы и Нагасаки.

Потрясенный этой катастрофой, Эйнштейн начал разрабатывать идею мирового сообщества, которое объединяло бы все нации и могло бы предотвращать международные конфликты мирным путем, однако на этот раз Эйнштейну не удалось вмешаться в ход мировой истории, хотя и он приложил руку к созданию Организации Объединенных Наций.

Именно тайна лежит в основе того чувства, из которого вырастают искусство и наука. До последнего часа Эйнштейн сохранял поразительную свободу духа, которая была основой его научных прозрений. Для Эйнштейна философский камень — это умение удивляться: «Самое прекрасное, что выпадает на нашу долю, — это таинственное. Именно тайна лежит в основе того чувства, из которого вырастают искусство и наука. Тот, кому неведомо удивление, кто не умеет поражаться, тот, можно сказать, мертв, и глаза его потухли».

 

Интересные статьи

Запись опубликована в рубрике Общая, Символические личности, Символы и мифы. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажимая на кнопку отправить, я принимаю условия пользовательского соглашения , а также ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности и даю согласие на обработку моих персональных данных